Обновлено 02.04.2022
Кабаев Руслан

Основатель компании Start-Fit.

Все материалы на сайте имеют информационный характер. Перед применением тех или иных рекомендаций проконсультируйтесь с профильным специалистом!


Судьба гомосексуальности в России: от древнерусской забавы до уголовного преступления


Когда однополая любовь оказалась вне закона, где знакомились гомосексуалы дореволюционного Петербурга и каковы корни российской гомофобии.

Лето 2020 года в России ознаменовалось борьбой с радугой. В конце июня консервативную общественность оскорбили флаги ЛГБТ, вывешенные американским и британским посольствами в Москве. Поклонники фильма «Бумер» осадили зарубежный аккаунт BMW, поддержавший «месяц прайда». Глава союза женщин России увидела пропаганду ЛГБТ в мороженом «Радуга» и даже пожаловалась об этом Путину.

На фоне абсурдных событий происходили серьёзные. На ЛГБТ-активистку Юлию Цветкову завели третье административное дело о гей-пропаганде за рисунки однополой пары с ребёнком. 30 июня на HBO вышел фильм «Добро пожаловать в Чечню» о преследовании ЛГБТ-активистов в республике.

Сексуальным меньшинствам отказано в свободе самовыражения, но так было не всегда. Отношения гомосексуальности, российской власти и общества имеют долгую и сложную историю. Сначала мужеложество считалось шуткой, в Российской империи над гомосексуалами беззлобно посмеивались. И только в СССР снисходительно-брезгливое отношение к ним переросло в агрессивно-озлобленное.

«Нигде, ни на Востоке, ни на Западе, не смотрели так легко, как в России, на этот гнусный, противоестественный грех»

Сложно поверить, но когда-то Западу было чему поучиться у России в вопросах толерантности. К 14-му веку в большинстве европейских государств «содомия» каралась смертью. Русь в это же время отличалась завидной терпимостью к приверженцам однополой любви.

«Друг в друга совокупление», «с ближним игра до истекания семени», – православная церковь признавала мужеложество грехом, но не принимала никаких серьёзных мер для борьбы с ним. Наказание за совокупление мужчин друг с другом впервые появилось в Стоглаве 1551 года. Он требовал от «содомитов» лишь покаяния и исправления.

Многие иностранные путешественники и дипломаты, посетившие Русь в 15-17 веках, удивлялись широкому распространению гомосексуальности во всех слоях русского общества и терпимому к нему отношению. Сам Иван Грозный любил устраивать шумные пиры с переодетыми в женскую одежду юношами. «Искорениши злое сие беззаконие прелюбодеяние», – писал царю его духовник Сильвестр, призывая Грозного удалить из окружения «содомитов».

При Рюриковичах и первых Романовых гомосексуальность считалась скорее шуткой, нежели преступлением. Исследователи полагают, что распространение в Древней Руси мужеложества и связанных с ним «забав» – это отпечаток языческого прошлого, когда к оргиям и нерепродуктивным половым актам относились лояльно. Слабые институты ранней православной церкви не смогли совладать с древними обычаями, как и выгнать из крестьянских изб домовых с языческой родословной.

Здесь, в России, таким отвратительным преступлением просто шутят, и ничего не бывает чаще, чем публично, в шутливых разговорах один хвастает грехом, иной упрекает другого, третий приглашает к греху; недостаёт только, чтобы при всём народе совершали это преступление.

Юрий Крижанич хорватский католический священник, проживал в России с 1659 по 1677 год

Гомосексуалы допетровской эпохи «жёнам позавидев, мужское своё лицо на женское претворяеши»: брили бороды, натирались лосьонами и мазями, пользовались румянами и духами. В 17-м веке протопоп Аввакум отказался благословить сына воеводы Василия Шереметева «Матфея бритобрадца».

На миниатюре 17-го века клиенты бань изображены с бородами, а банщики без. Это может косвенно указывать на то, что мужская проституция в общественных банях зародилась уже в то время

Гомосексуальность в Российской империи

Уголовное наказание за «противоестественный блуд» появилось в воинском уставе Петра Первого в 1706 году: половая связь между мужчинами каралась сожжением на костре. Это касалось только военнослужащих, а спустя десять лет смертную казнь заменили на телесное наказание или вечную ссылку. Из-за скудности архивных материалов сложно понять реальные масштабы преследований гомосексуалов по «петровской статье», но историки полагают, что приговор по ней выносили редко.

С расширением связей между Россией и Европой во второй половине 18-го века гомосексуальности в России стали стесняться. Нейтральное отношение общественности к мужеложцам сменялось насмешливо-ироническим, но не озлобленным.

В эпоху правления Александра Первого (1801-1825 годы) мужчин женщинам предпочитали министр просвещения князь Александр Голицын и министр иностранных дел Николай Румянцев. Министр просвещения при Николае Первом граф Сергей Уваров назначил своего возлюбленного, князя Михаила Дондукова-Корсакова, вице-президентом Императорской Академии наук и ректором Санкт-Петербургского университета. Пушкин посвятил этому едкую эпиграмму:

В академии наук

Заседает князь Дундук.

Говорят, не подобает

Дундуку такая честь;

Почему ж он заседает?

Потому что жопа есть.

Стихотворение другу Филиппу Вигелю, славившемуся слабостью к мужскому полу, Пушкин завершает словами:

Тебе служить я буду рад

Стихами, прозой, всей душою,

Но, Вигель – пощади мой зад!

Рассадниками гомосексуальности в Российской империи служили частные учебные заведения – кадетские и пажеские корпуса, юнкерские училища, гимназии. Об однополой любви в этой среде недвусмысленно говорится в стихотворении Михаила Лермонтова «К Тизенгаузену», посвящённого другу поэта по школе юнкеров.

Атмосферу, царившую в пажеском корпусе, передаёт анонимная поэма «Похождения пажа»: совращённый старшим товарищем, главный герой произведения входит во вкус и оказывает услуги сексуального характера всем желающим. Пётр Кропоткин вспоминал, как старшие ученики стегали младших ремнём, а когда те уставали бегать, устраивали оргию.

О нравах, царивших в Петербургской духовной семинарии, писал русский прозаик Николай Помяловский. Второкурсник Тавля взял «в оборот» первокурсника, которого прозвал Катькой, а однажды даже разыграл с ним шуточную свадьбу.

В 1908 году в одном из кадетских корпусов главари средней роты заставляли младших кадетов онанировать перед товарищами. В другом корпусе 20 кадетов онанировали друг другу в рекреационном зале. В обоих случаях рукоблудие перерастало в акты педерастии.

До 1832 года гомоэротика продолжала оставаться для жителей Российской империи вопросом исключительно нравственным. Положение изменил новый «Свод законов Российской империи», по которому добровольный анальный секс между мужчинами наказывался лишением всех прав состояния и ссылкой в Сибирь на пять лет. В «Уложении о наказаниях» 1845 года ссылка заменялась тюрьмой.

Гомосексуалы приняли вызов: к середине 19-го века в крупных городах империи расцвела мужская проституция. Извозчики, официанты, молодые солдаты, рабочие ремесленных мастерских и торговых лавок за рубль готовы были удовлетворить любой каприз клиента в подсобке или номере гостиницы.

С некоторого времени завязалась во мне страсть выбирать извозчиков помоложе, с которыми трунишь дорого, а сам норовишь воспользоваться взаимною онаниею. Что почти всегда с помощью полтинника или 30 копеек удаётся, а то были и такие, что за удовольствие так соглашаются. Вот до пяти раз в том месяце.

Пётр Медведев московский купец

После отмены крепостного права в 1861 году в крупные города на заработки хлынули сотни тысяч крестьян. Из-за недостатка жилплощади им приходилось ютиться в тесных ночлежках и бараках, делить одну койку на двоих или троих. Невозможность завести отношения вынуждала рабочий люд находить сексуальное удовлетворение друг в друге. Так зарождалась городская гомосексуальная субкультура.

В провинции гомоэротизм носил патриархальный характер. В 1891 году некая Анна Казакова просила у Александра Третьего развести её с мужем, так как тот в течение десяти лет тайно совращал учителей своих детей и «употреблял в заду» крестьян, которым за каждый секс платил от трёх до пяти рублей.

К 1870-м в Москве, Петербурге и других крупных городах мужская проституция выбралась на улицы. У гомосексуалов появились свои точки сбора, лексикон, ритуалы и жесты.

Кто есть кто среди гомосексуалов дореволюционной России:

  • тётка – так во Франции с середины 19-го века называли мужчин-проститутов. В Россию слово пробралось в 1878 году и стало обозначать клиентов проститутов, нередко из состоятельных господ;
  • катамит – проститут, обслуга тётки;
  • кокодес – жаргонное название гомосексуалов. Обозначало чрезмерно эпатажных и кокетливых молодых людей;
  • сводня – человек, поставляющий тёткам любовников. Тётки платили им за поиски, катамиты – за возможность хорошо заработать.

Московской «базой» мужеложцев стало Бульварное кольцо и особенно Пречистенский бульвар. Ежедневно десятки мужчин уходили туда на заработки или просто поразвлечься. В 1888 году полиция задержала некого Петра Мамаева за пьяную драку с мужчиной, который не захотел переспать ним «без всякой корыстной цели».

Я уже лет восемь занимался мужеложеством с разными лицами. Выйдешь на бульвар вечером, заговоришь, и если найдёшь любителя, то сделаешь с ним дело. Я пытался сделать это с Агаповым так, без денег, без всякой корыстной цели, а лишь доставить себе и ему удовольствие.

Пётр Мамаев из показаний на суде

В столице гей-культура развивалась быстрее. Главным местом сбора катамитов и тёток Петербурга стал Невский проспект и Пассаж, где гомосексуалы днём «охотились» на кадетов и гимназистов, а вечером – на солдат и мальчишек-подмастерий. Богатые тётки высматривали красивых мальчиков в ресторане К.П. Палкина на Невском проспекте 47 (его двери открыты до сих пор). Там подрабатывал сводней лакей Зайцев – и сам большой любитель переодеваться в женские наряды.

Между проститутками и катамитами нередко возникали драки. Во время одной из них 16-летнему ученику парикмахера, подрабатывающему на улице, откусили ухо Невский проспект в 1907 году. Фото Карла Буллы

Субботними вечерами толпы гомосексуалов из низших слоёв ждали заказчиков у цирка Чинизелли на набережной реки Фонтанки. Любители мужчин в форме к концу 1880-х облюбовали Зоологический сад у Петропавловской крепости, куда летом по выходным приезжали из лагерей юнкера, полковые певчие, казаки, солдаты и офицеры. Военным в дореволюционной России платили мало, даже офицеры порой еле сводили концы с концами, поэтому такой приработок был для них кстати.

«Место педерастического разврата», – так охарактеризовал Невский проспект второй половины 19-го века писатель Владимир Бурнашев. Точки сбора Петербургских гомосексуалов: 1 – Пассаж, 2 – цирк Чинизелли, 3 – Михайловский сквер, 4 – Публичная библиотека

Гомосексуалы узнавали друг друга по броской одежде, яркой косметике и женоподобным манерам. На рубеже 19-20 веков возле цирка Чинизелли стояли толпы румяных крестьянок, графинь и баронесс. Другие в качестве опознавательного знака использовали ярко-красный галстук или платок. Просьба поделиться сигаретой или прикурить возле Пассажа нередко означала приглашение на свидание.

Художник Константин Сомов не случайно изобразил писателя-гомосексуала Михаила Кузмина с ярко-красным галстуком

Познакомившись, мужчины удалялись в ближайший общественный туалет. Там катамит «делает вид, что справляет нужду, стараясь показать свой член. Тётка становится рядом, и если член большой, то щупает его рукой и платит клиенту 20 копеек». Там же партнёры могли «употребить друг друга в задний проход», если совместный остаток вечера их не интересовал. Наибольшую славу среди гомосексуалов снискал общественный туалет у Аничкова моста.

В ином случае любовники, минуя прелюдию в туалете или сразу после неё, направлялись в бани, где парились и занимались сексом. Популярностью среди мужеложцев Петербурга пользовались Воронинские бани на углу Мойки и Фонарного переулка, и Знаменские бани на одноимённой площади (сегодня – площадь Восстания). Туда приходили и без компании: банщики выполняли те же функции, что и девушки в гетеросексуальных борделях.

Обеспеченные буржуа и дворяне увозили полюбившихся мальчиков на личную квартиру или в номер отеля. Богатые тётки устраивали роскошные балы, которые заканчивались массовыми гомосексуальными оргиями.

5 – общественный туалет у Аничкова моста , 6 – ресторан К.П. Палкина, 7 – Знаменские бани

Всплеск мужской проституции в последней четверти 19-го – начале 20-го века дискредитировал гомосексуальность – общественность стала относиться к мужеложцам брезгливо. Тем не менее, люди отличали завсегдатаев общественных туалетов и бань от «приличных гомосексуалов». Последние не скрывались и порождали вокруг себя разве что сплетни.

Михаил Алексеевич Кузмин русский поэт и композитор Серебряного века

В детстве кукол предпочитал солдатикам и все друзья его «были подруги, а не товарищи». Двери в мир гомоэротизма будущему поэту открыл старший брат – он регулярно вовлекал Мишу в сексуальные игры и ревновал к нему своих возлюбленных.

В гимназии Кузмин стал подводить глаза и брови, а после насмешек одноклассников попытался покончить с собой. Единственным близким другом мальчика был будущий нарком иностранных дел СССР и гомосексуал Георгий Чичерин. Часто поэт влюблялся в юношей, а когда они уходили к девушкам, сильно ревновал – этому посвящён стих поэта «Я знаю, ты любишь другую». С 1913 года и до смерти Кузмин прожил с поэтом Иосифом Юркунасом.

Михаил Кузмин легитимизировал тему гомосексуальности в высокой русской культуре. Его автобиографическая повесть «Крылья», рассказывающая влюблённости 18-летнего крестьянина Вани Смурова в англичанина Штрупа, стала настоящей «проповедью гомосексуализма» и вызвала бурную полемику в кругах интеллигенции.

Не скрывал своей ориентации крестьянский поэт Николай Клюев. В 1915-1916 годах он жил в одном номере с Сергеем Есениным и сильно его ревновал. Тот вспоминал: «Как только я за шапку, он – на пол, посреди номера сидит и воет во весь голос по-бабьи: не ходи, не смей к ней ходить!».

Марина Ивановна Цветаева русская поэтесса Серебряного века

Лесбиянство в России никогда никого не интересовало. В Средневековье женский блуд считался разновидностью мастурбации, так как женщина не была полноценным членом общества. В Новое время общественность спокойно воспринимала женские пары без мужского участия, списывая всё на «дружеское обожание», зарождающееся в институте благородных девиц.

Ещё в юности Цветаева «не в Онегина влюбилась, а в Онегина и Татьяну (и, может быть, в Татьяну немного больше)». Судя по всему, поэтесса была бисексуальна: «Любить только женщин (женщине) или только мужчин (мужчине), заведомо исключая обычное обратное – какая жуть! А только женщин (мужчине) или только мужчин (женщине) – какая скука!».

В 1912 году она вышла замуж за публициста и литератора Сергея Эфрона, а спустя два года завязала роман с поэтессой Софьей Парнок. Их отношения оставили заметный след в поэзии Серебряного века. Если Михаил Кузмин ввёл в русскую поэзию мужской гомосексуальности, то Марина Цветаева циклом стихов «Подруга» – лесбийскую любовь.

Софья Парнок – русская поэтесса и переводчица, любовница Марины Цветаевой

Судебные санкции по отношению к гомосексуалам применялись очень редко, лишь 41% дел о мужеложестве заканчивались реальными сроками. Всего с 1874 по 1904 год по 995 статье Устава 1845 года обвинили 1066 человек, а осудили 440. Большинство из них – лица свободных профессий, слуги и ремесленники.

Судьи дореволюционной эпохи зачастую оправдывали гомосексуалов, если дело не касалось насильственных действий. Царская полиция редко выступала инициатором арестов и реагировала только в случае, если мужское соитие приковывало к себе особое внимание.

Дворяне, чиновники, и лица, приближённые к императору, имели к закону иммунитет. Дядя Николая Второго князь Сергей Александрович открыто покровительствовал молодым адъютантам и оставался безнаказанным. Когда его назначили московским генерал-губернатором, народ шутил, что раньше Москва стояла на семи холмах, а теперь – на одном бугре.

Гомосексуальность и коммунизм

После Февральской революции 1917 года Временное правительство отменило уголовное наказание за мужеложество. В УК РСФСР 1922 и 1926 годов его тоже не было.

Ранняя Советская власть относилась к гомосексуалам двойственно. С одной стороны, большевики провозгласили «сексуальную революцию» и выступали за либерализацию половых отношений: их первые декреты легализовали аборты, гражданский брак и упростили процедуру развода. С другой, считали гомосексуальность болезнью изнеженных буржуа, которой нет места в здоровом социалистическом обществе. Это противоречие отразилось на отношении новой власти к сексуальным меньшинствам.

Гомосексуальная субкультура в 1920-е годы продолжала существовать в Петрограде-Ленинграде, Москве, Одессе, Ростове-на-Дону и других крупных городах. Новая власть следила за порядком в общественных банях, поэтому центрами мужской проституции стали исключительно общественные туалеты.

Московские гомосексуалы по-прежнему ходили на Бульварное кольцо, легкодоступные солдаты и матросы искали клиентов перед Большим театром. Вначале 1920-х в городе образовался поэтический кружок «Антиной», участники которого снимали помещение в кафе «Синяя птица» и зачитывали друг другу стихи о мужской красоте.

Площадь Большого театра Фото из фотоальбома «Москва 1920-х», изданном в Германии

Гомосексуалы Петрограда собирались в тех же местах, что и при царе. До лета 1933 года они встречались на бульваре Профсоюзов (бывшем Конногвардейском), но после нападения толпы краснофлотцев переместились к площади Островского и в пивную на проспекте Володарского.

В Таврическом саду можно было найти самых дешёвых клиентов из рабочей и армейской молодёжи. Быстро гомосексуалы облюбовали новый (построенный в 1933-м) общественный туалет у Московского вокзала, где по выходным собиралось до двухсот сторонников однополой любви.

Зайдя в любую общественную уборную, бросаются в глаза надписи сделанные педерастами об их готовности служить для общего пользования где и как угодно. Надписи подкрепляются соответствующими им рисунками. Здесь же указания — приди тогда-то и туда-то.

Лев Лисенко петроградский гомосексуал

Отсутствие наказания за мужеложество не гарантировало безопасность: в январе 1921 года петроградская милиция произвела рейд на квартиру, где 95 красноармейцев устроили костюмированную свадьбу. Летом 1933-го спецслужбы провели серию облав и арестовали несколько сотен гомосексуалов в Москве и Ленинграде.

За неимением уголовной статьи за мужеложество арестованным вменялось развращение рабочей молодёжи и создание сети контрреволюционных организаций. Гомосексуальность присуща исключительно эксплуататорским классам, поэтому любые его проявления в социалистическом государстве связаны с контрреволюцией – такова была логика советских функционеров.

Весной 1934 года однополая мужская любовь снова стала преступлением. Статья 121 УК СССР распространялась на все советские республики и гласила, что добровольная половая связь между мужчинами карается лишением свободы до пяти лет.

«Сексуальная революция» и ликвидация прежних брачно-семейных отношений ожидаемо привели не к коммунизму, а снижению рождаемости и росту проституции. В Ленинграде количество абортов на тысячу населения с 1924 по 1928 год выросло в шесть раз. В Москве в 1930-х абортов было вдвое больше, чем рождений.

В середине 1920-х – начале 1930-х годов гордый социалистический город напоминал огромный бордель: по улицам блуждали пьяные солдаты и рабочие, на каждом углу возникали драки, нищие делили с проститутками «места под солнцем». К снижению рождаемости, моральному и материальному обнищанию города привёл ужасающе низкий уровень жизни. Но советская власть решила бороться со следствием, а не причиной.

Произошёл консервативный разворот: вслед за криминализацией гомосексуальности, в 1936 году запретили аборты. Тогда же усложнилась процедура расторжения брака, а развод делал человека «политически неблагонадёжным» – быть холостым или состоять в гражданском браке становилось невыгодно и даже опасно.

Сталинская политика начала 1930-х нацелилась на создание традиционной патриархальной семьи, главная функция которой – воспроизводить потомство. Борьба сексуальностью развернулась в полную силу. В 1936-м году Дмитрия Шостаковича обвиняли в том, что музыка в опере «Леди Макбет Мценского уезда» слишком напоминает скрип кровати. В 1950-х Лениздат отказался напечатать репродукцию Венеры Милосской, объявив это порнографией.

Уже к 1960-м годам любая нагота воспринималась советским человеком негативно. «Бабы как взглянули, так и заплевались: картина изображала обнажённую женщину. – Ой, ой, чего и не нарисуют. Уж голых баб возить начали! Что дальше-то будет?», – реагировали селянки на картину Рубенса «Союз Земли и Воды». Школьные учителя, приводившие учеников в Эрмитаж, старались заслонить голые части тела на картинах.

Гетеросексуальный мир подвергался унификации, поэтому о гомосексуальности нечего было и говорить. Этот «классово чуждый» элемент ассоциировался не только с враждебной большевикам проституцией, но и не имел репродуктивного значения – а значит, подвергался порицанию и искоренению.

В мае 1934 года в «Правде» и «Известиях» Максим Горький опубликовал статью «Пролетарский гуманизм», в которой назвал гомосексуальность социальным преступлением, развращающим молодёжь, и сравнил его с фашизмом. Из сборников произведений древнеримского поэта Марциала на русском языке убирались стихотворения с упоминанием педерастии и орального секса. В стихах арабских авторов любовные послания мальчикам переадресовывались девушкам.

Пропагандируя традиционные семейные ценности, советская пресса рисовала гомосексуалов извращенцами и преступниками. Любой свободный общественный дискурс попал под запрет, так как мог помешать правительственной дискредитации однополой любви.

В Советском государстве гомосексуальность официально считалась трудноизлечимой или вовсе неизлечимой болезнью. «Г. является одним из проявлений выраженного психического расстройства», – гласило второе издание Большой Советской Энциклопедии 1957 года. Похожая точка зрения обсуждалась и в Российской империи, но всегда являлась предметом дискуссии.

Пропаганда работала – не имея доступа к альтернативным точкам зрения, советские люди стали относиться к гомосексуалам враждебно. Они становились «нерукопожатными», их обвиняли во всех бедах: от распространения венерических заболеваний до роста бандитизма в городах. Гомосексуалам стало тяжело попасть в партию, их исключали из комсомола и старались не брать на работу.

Слово «педераст» превратилось в оскорбительное, и нагляднее всего это иллюстрирует реакция Никиты Хрущёва на работы советских художников-авангардистов в 1962 году. «Что это такое? Вы что – мужики или педерасты проклятые, как вы можете так писать?», – кричал секретарь ЦК КПСС, подразумевая под гомосексуальностью что-то маргинальное и ненормативное.

Возмущённый Хрущёв на выставке авангардистов в Манеже

Так закалялась российская гомофобия: именно в СССР отношение к гомосексуалам из снисходительно-брезгливого переросло в агрессивно-озлобленное. Усугубил ситуацию ГУЛАГ, который одновременно способствовал распространению гомосексуальности и воспитывал к нему ненависть.

В среде заключённых исправительно-трудовых лагерей сложилась субкультура, основанная на господстве и подчинении. Изнасилованием «актив» подкреплял свою власть и статус, а «пассив» лишался мужского достоинства и оказывался в касте «опущенных». Выбравшись из лагерей, криминальная культура вошла в быт обычных людей. Гомосексуалы автоматически ассоциировались с «петухами» и не могли требовать к себе уважения.

Скажем, привели отряд в баню. Распоряжающийся вор обводит всех оценивающим взглядом. Решает: «Ты, ты и ты — остаётесь на уборку», — и нехорошо усмехается. В предбанник с гоготом вваливается гурьба знатных воров. Они раздеваются и проходят туда, где только что исчезли наши ребята. Отряд уводят. Поздним вечером ребята возвращаются заплаканные и кучкой забиваются в угол. К ним никто не подходит. Участь их определена.

очевидец об изнасилованиях в ГУЛАГе

Точное число осуждённых по 121 статье в сталинскую эпоху установить невозможно: большинство архивных материалов всё ещё засекречены. Дела многих гомосексуалов рассматривали во внесудебном порядке. Других проводили по контрреволюционной статье.

По официальным данным, в 1961-1981 годы в СССР вынесли 22 163 приговора за мужеложество, из них 14 695 в РСФСР. С 1987 по 1991 год – 3148 приговора. В разы больше, чем за последнюю треть 19-го века.

Необходимость декриминализации гомосексуальности обсуждалась в середине 1970-х, но к мнению авторитетных учёных никто не прислушался. В конце следующего десятилетия вопрос о «голубых» регулярно поднимался в прессе, но безрезультатно.

СССР так и не отказался от своих принципов – уголовное наказание за гомосексуальность отменили только в 1993 году. В определённой степени на это повлияло общественное давление, но ведущую роль сыграла необходимость вступления России в Совет Европы.

Казалось, смутные времена прошли – попрощавшись с тоталитарным прошлым, новое государство вступило на путь равноправия и демократии. В 2013 году иллюзии рассеялись: появился закон о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних, фактически запрещающий секс-меньшинствам самовыражаться.

Четвёртого июля вступили в силу поправки в Конституцию, одна из которых характеризует брак исключительно как «союз мужчины и женщины». Закреплённая в главном законе страны, эта мера разрушила надежды ЛГБТ-сообщества на заключение брака в России. По крайней мере, при действующей власти.

Основные источники статьи:

  • Кон И.С. «Клубничка на берёзке: сексуальная культура в России»;
  • Кон И.С. «Любовь небесного цвета»;
  • Смирнов А.М. «Мужская проституция в России»;
  • Князькин И.В. «История петербургской проституции»;
  • Дан Хили. «Гомосексуальное влечение в революционной России»;
  • Иванов В.А. «Контрреволюционные организации среди гомосексуалистов Ленинграда в начале 1930-х и их погром»;
  • Зайцева Е.А. «История развития ответственности за «мужеложество»»;
  • Степанова О.Ю. «Противодействие гомосексуализму в Российском государстве досоветского и Советского периода»;
  • Ролдугина И.А. «От эмансипации к репрессиям».
Общая оценка:
0 / 5
Оцените статью:
Со всеми вопросами обращайтесь в telegram
Отзывы и комментарии
Добавить комментарий
Ваше имя
Ваш e-mail
Ваша оценка:
Ваш комментарий